Памятник истории служит её зримым свидетельством. Но как визуализировать историю, когда о ней и говорить трудно?
Три месяца назад в социальных сетях и некоторых СМИ яростно спорили о расстрельном полигоне Коммунарка. На его территории, по данным Мемориала, в 1937–41 гг. было тайно захоронено не менее 6609 расстрелянных. Среди них были и исполнители массового террора предыдущих лет, включая Наркома внутренних дел Генриха Ягоду. С 1990-х годов на этой территории родственники расстрелянных начали устанавливать самодельные таблички с именами жертв. В октябре 2018 года в Коммунарке была открыта Стена памяти с перечнем всех выявленных имен захороненных здесь, что вызвало протест у многих: кому-то казалось, что имена Ягоды и других исполнителей террора необходимо перенести в другое место, кому-то — что их надо исключить вовсе, кто-то призывал устроить раскопки и отделить кости одних от других.
Возможен ли памятник в месте, где нет общественного согласия о способах осмысления и принятия истории этого места?
Как пластические искусства могли бы передать весь комплекс исторических и этических противоречий?

В пятницу, 15 февраля, во время дискуссии Международного Мемориала «Что нам делать с Коммунаркой?» предлагаем подумать об этом вместе с теоретиками и практиками визуального и всеми неравнодушными к искусству памяти. А перед этим, по дороге в МАРШ, посмотреть, как выглядят другие исторические места, помнящие о советском терроре — на фотовыставке «Это прямо здесь» в Центре дизайна Artplay (стр.12, открытая галерея).

Участники дискуссии: Евгений Асс, Вадим Басс, Нина Брагинская, Светлана Еремеева, Екатерина Мишина, Надежда Плунгян, Григорий Ревзин, Юрий Самодуров и др.

Желающих посмотреть выставку ждём с 18:15 у строения 12 на Artplay, а в 19:00 встречаемся на дискуссии «Что нам делать с Коммунаркой?» в школе (строение 2А, 5 этаж)

Мероприятие организовано Международным Мемориалом при поддержке Архитектурной школы МАРШ и Центра дизайна Artplay.
Вход свободный, по регистрации.